Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:23 

Совершенная женщина, 1453 год

Ангелы здесь больше не живут

17:41 

Primavera, 1464 год

Ангелы здесь больше не живут
Моя третья флорентийская весна - это весна одиночества. Осознанного и понятого насовсем. Принятого и непринятого. Чёрная вода фонтана отражает чуть желтоватую луну, и я вспоминаю почти такой же фонтан, но за многие мили отсюда; тогда я, кажется, был гораздо моложе. И тоже был один, но как-то иначе. За эти три года я не стал большим флорентийцем, разве что большим Медичи. Я болею болезнью философов. Это странно и иногда тягостно, когда-нибудь я напишу обо всём, но сейчас мне вовсе не хочется стройно и цветисто описывать происходящее. Может, действительно в другой раз. А, может, никогда. Как письмо брату, оставшееся лежать на столе в маленькой комнатке памяти, которую я уже много лет не открывал.
Пусть будут лошади и предместья Флоренции, недостроенная капелла и весенний ливень. Вокруг меня. Так близко и очень-очень далеко.

Ещё одна весна

главная